Путь на сайте

"Невинные жертвы" сталинских репрессии

 

Современный человек, какими бы политическими взглядами ни руководствовался (кроме радикально коммунистических) период существования нашего государства между гражданской и Великой Отечественной войной характеризует однозначно: жуткий тоталитаризм, полный запрет на выражение своего мнение, кровавый террор в отношении противников режима и просто страшный ужас, от которого человек по ночам не может спать. Наиболее часто можно слышать дикие фразы о том, как кровожадные энкавэдешники расстреливали всех тех, кто рассказывал анекдоты про Сталина, а заодно и всех тех, кто срезал три колоска с колхозного поля, чтобы накормить помирающих от голода детей. Да и вообще, жили себе люди, строили коммунизм, а их без всяких причин хоп – в воронок, и на расстрел.

Такая пропаганда на официальном государственном уровне проводится уже четверть века. Выросло целое поколение людей, воспитанных на «творчестве» Д.Волкогонова, Суворова (Резуна), периодических статей общества «Мемориал». Причём, если раньше в этих материалах аргументировалась точка зрения авторов, то сейчас «кровавый сталинский режим» уже не аргументируется ничем – настолько плотно вошла в головы авторов (и читателей, соответственно), антисталинская истерия. А если спросишь современных читателей, чем они докажут кровожадность Сталина, то они сделают удивлённые глаза и скажут: «Так везде же написано!»

Насколько такая точка зрения соответствует истине?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно рассмотреть историю нашего государства, начиная с гражданской войны.

К концу 1920 года белогвардейцы были разгромлены на всех фронтах. Остатки помещиков, капиталистов, офицеров из тех, кто не мог никак примириться с существованием пролетарского государства, были вынуждены покинуть свою бывшую Родину и переселиться на чужбину. Однако все ли противники большевиков выехали за границу? На такой вопрос можно дать только один ответ: далеко не все.

Из тех, кто захотел остаться в России, можно выделить несколько категорий. Одним было некуда ехать. Они не хотели начинать свою жизнь заново и пытались смириться с новой властью. Другие выжидали, рассчитывая либо приспособиться к новым реалиям, либо уехать позже. Значительная группа осталась, так как считала, что большевики у власти долго не удержатся и что скоро власть капиталистов восстановится. Некоторая часть антисоветчиков специально осталась в Советской России, чтобы вредить ей.

Как же относилось большинство населения к врагам новой власти? В 20-е годы достаточно нейтрально. Во-первых, в этот период большевики ещё не успели показать народу преимущество социалистической системы хозяйствования и управления. Страна ещё только начала выходить из разрухи, безработица постепенно уменьшалась, но ещё была в наличии. Условия жизни абсолютно не изменились по сравнению с дореволюционным периодом. Правда, страна делала определённые шаги по улучшению жизни трудящихся, но они почти не были заметны.

Во-вторых, населению страны ссориться с бывшими белогвардейцами тоже было не с руки. Сила и влияние антисоветчиков было очень велико. На стороне антисоветских элементов выступали не только кулаки и деклассированные элементы, но и частные торговцы, мелкие лавочники, нэпманы. Поскольку в тот период царила разруха, роль государственного производства и торговли была слаба, то горожане и крестьяне вовсю общались с частными производителями и продавцами, в той или иной степени перенимая их идеологию.

Однако постепенно ситуация стала сильно меняться. Советская власть смогла доказать своё преимущество по сравнению с капиталистическими формами хозяйствования.

Постепенно экономика стала выходить из состояния разрухи. Была ликвидирована безработица. Все граждане получили работу, а вместе с ней – зарплату и необходимые условия для существования. Постепенно внедрялись рабочий контроль и производственная демократия, что поставило руководителей разных уровней под контроль рядовых работников. Последние получили возможность требовать от начальников реализации своих потребностей в производственной и социальной жизни.

В политической системе также укрепилась отчётность депутатов перед избирателями. Вошли в практику наказы избирателей, исполнение их социальных нужд, а также (что самое главное) – отзыв депутатов в том случае, если они не исполняют требования своих избирателей.

Но самые главные достижения в этот период лежали в социальной области. В этот период была ликвидирована неграмотность. Практически все граждане научились читать и писать, приобрели начальное образование по многим другим предметам. Для рабочих и крестьян было введено бесплатное высшее образование. Высококвалифицированными специалистами становились те, кто ранее, при царизме, не мог и помыслить о повышении своей грамотности.

Советское государство предпринимало усилия по улучшению жилищных условий. Непрерывно и в огромных масштабах строились новые дома, в которые переселялись люди из подвалов и чердаков. Постепенно ликвидировалось такое понятия как «угол», когда одну комнату снимало несколько семей, которые жили, отгородившись друг от друга занавеской. Также сносились или перестраивались бывшие дореволюционные «работные дома», в которых ранее, при царе, безо всяких удобств проживали тысячи рабочих. При этом всё жильё предоставлялось людям бесплатно.

Становилась более доступной для граждан и медицина. Чрезвычайно быстрыми темпами росло количество врачей и медицинских учреждений. Громадное достижение Советской власти заключалось в том, что медицина становилась бесплатной. В результате более высокой доступности медицины средняя продолжительность жизни в СССР к концу 30-х годов выросла в полтора раза – с 32 лет до 48.

С медициной связано и резкое снижение младенческой и детской смертности. Строились новые детские лечебные и оздоровительные учреждения; велась непрекращающаяся борьба с беспризорностью. Детские санатории и профилактории открывались уже в 1918 году (пригород Петрограда Царское Село в 1918 году был переименовал в Детское Село из-за организации там многочисленных детских учреждений). В результате, если накануне Первой мировой войны умирал каждый четвёртый ребёнок, но накануне Великой Отечественной – только каждый десятый.

Но наибольшего результата социалистическое строительство достигло в национальных республиках. Для иллюстрации резкого улучшения качества жизни людей можно привести некоторые примеры. В 1914 году в Киргизии было всего 6 больниц вместимостью 112 коек. В 1940 году количество больниц составило 81 на 4644 коек. В Казахстане до Великой Октябрьской социалистической революции было всего 2011 школ, в которых обучались главным образом русские; казахов обучалось всего 7900 человек. В 1932 году насчитывалось уже 6869, в которых обучалось 576 тыс. человек. В Армении до революции не было высших учебных заведений вообще. К началу Великой Отечественной войны количество ВУЗов в республике достигло десяти.

К этому стоит добавить и то, что многие народности Севера и Дальнего Востока до революции не имели своей письменности. При Советской власти они получили письменность, получили возможность заниматься литературным, научным трудом на своём языке. Из среды национальных меньшинств выросло большое количество учёных, творческих деятелей.

Нужно ли говорить о том, что ликвидация неграмотности, улучшение жилищных условий, рост медицинского обслуживания были полезны для советских граждан?!

Таким образом, к середине 30-х годов громадное большинство трудящихся смогло убедиться, что Советская власть не только декларировала стремление покончить с нищетой, с бесправием рабочих и крестьян, но и активно исполняла свои обещания. Рабочие и крестьяне убедились, что Советская власть – это их родная власть.

Это привело к тому, что отношение трудящихся к власти сильно изменилось. Но из этого следует, что изменилось и отношение граждан к антисоветским элементам.

Некоторые антисоветчики под влиянием происходивших в СССР перемен становились сторонниками социалистического строительства. Но большинство из них – кого перемены затрагивали коренным образом, продолжали исповедовать белогвардейские убеждения. К ним прежде всего можно отнести тех, кто в царское время эксплуатировал чужой труд – бывшие помещики, владельца заводиков, кулаки, священнослужители.

Эта категория людей видела, что советский народ полон решимости строить новое общество, понимала обречённость своих идеалов, но ностальгия по зажиточной жизни за чужой счёт толкала на антисоветские высказывания и, зачастую, на антинародную криминальную деятельность.

Тем не менее, в первой половине 30-х годов советские граждане продолжали терпимо относиться к чуждым, классово асоциальным элементам.

Коренной перелом в этих отношениях наступил с приходом к власти в Германии фашизма. Фашистский режим изначально нацеливался на решение двух главных задач: в международном плане – разгром своих главным империалистических противников (Англии, Франции, США) и в классовом отношении – на ликвидацию международного рабочего и коммунистического движения и на уничтожение Советского государства. Если по первому вопросу «европейские демократии» являлись врагами фашистской Германии, то по второму вопросу они тесно сотрудничали. Ведь именно ведущие империалистические страны обеспечили не только приход Гитлера к власти, но и становление фашистской военной мощи.

Германский фашизм являлся наиболее радикальным врагом коммунистической идеологии. Уже в книге «Майн кампф» Гитлер писал о необходимости уничтожения коммунизма. С приходом Гитлера к власти коммунистическая идеология была запрещена, а коммунисты одними из первых были брошены в тюрьмы. В 1936 году Гитлер начал перестраивать экономику Германии, ориентируя её на войну против СССР.

Политика фашистской Германии нашла живейший отклик у различных антисоветчиков в СССР. Готовность Германии разделаться с ненавистным «большевизмом» явилась бальзамом на душу для сохранявшихся антисоветских элементов. Наконец-то у них появилась сила, которая сможет разделаться с Советским Союзом.

Как отнеслась фашистская Германия к антисоветскому подполью?

Собственно говоря, так, как и должна была отнестись. Во-первых, они были братьями по духу. Они одинаково ненавидели большевистскую идеологию, они одинаково мечтали свергнуть Советскую власть. Разница была лишь в том, что фашизм хотел сделать из народов СССР покорных рабов, а антисоветчики изначально старались сохранить независимость России. Однако как фашисты понимали, что без привлечения на свою сторону антисоветчиков крайне трудно будет создать режим оккупации, так и сами антикоммунисты (как показала практика Великой Отечественной войны), те, которые смогли пережить чистки 30-х годов, охотно шли на сотрудничество с гитлеровцами.

Таким образом, уже в середине 30-х годов стало налаживаться сотрудничество между фашистской разведкой и антисоветским подпольем в СССР. Это сотрудничество преследовало три цели: сбор разведывательной информации; антисоветская агитация и пропаганда; различные диверсии и акты саботажа. Поскольку антисоветчики выполняли эту работу по идейным соображениям, данная работа проводилась очень активно.

Как же отнеслись рядовые советские граждане к активизации антисоветского подполья?

Как уже отмечалось, Советская власть круто изменила их жизнь. Жизнь действительно стала лучше, жить действительно стала веселей. Одним из главных факторов, определившим дальнейшие отношения между советскими и антисоветскими гражданами, явилось то, что в это время большинство советских граждан ещё помнило жизнь в царские времена. Оно помнило нужду, рабский труд, издевательство помещиков, капиталистов и кулаков. За два десятилетия, прошедших после Великого Октября, люди уже привыкли к новой спокойной и счастливой жизни.

Активизация антисоветчиков дала им понять, что завоевания Советской власти находятся под серьёзной угрозой. Именно поэтому примерно в 1937 году и происходит коренное изменение отношения рабочих и крестьян к врагам народа. Если раньше их просто не любили, то сейчас их люто ненавидят. Если раньше антисоветские высказывания игнорировали, то сейчас их носителей воспринимают именно как врагов.

Эти обстоятельства и послужили главной причиной репрессий 1937-1938 годов, когда было посажено или расстреляно более 1700 тысяч человек. Однако, как показала практика, репрессировали далеко не всех. Примерно 300-500 тысяч человек (по разным оценкам) во время Великой Отечественной войны добровольно и добросовестно служили гитлеровским оккупантам.

Тем не менее, репрессии решили главную задачу: избавили нашу страну от «пятой колонны», антисоветских восстаний и мятежей во время войны. И в этом плане репрессии явились одним из наиболее важных факторов, обеспечивших победу в Великой Отечественной войне. Кроме этого, репрессии способствовали укреплению морально-боевого духа советского народа. Люди видели, что государство надёжно защищает прогрессивные преобразования, поэтому ещё настойчивее строили коммунистическое общество, защищали его во время войны и поддерживали Советскую власть.

Таким образом, оправданность репрессий 1937-1938 годов, а также дисперсных репрессий в течении всего периода между гражданской и Великой Отечественной войнами можно считать доказанной. Также показано, что нельзя репрессии «валить» на одного товарища Сталина: из текста видно, что советский народ был заинтересован в наказании своих врагов ещё сильнее, чем государственное и партийное руководство. Из этого следует, что нельзя делить общество того периода на «бедный народ» и «кровожадное партийное руководство», как это делают сейчас. Наоборот, следует разделить общество на две группы, в одной из которых советский народ и советское руководство, а в другой – антисоветские профашистские элементы.


Sape