Пелантаро: след в истории

 
На рубеже XX-XXI веков во многих странах Латинской Америки вошло в моду изучать национальную и континентальную историю, акцентируя внимание на страницах борьбы латиноамериканских народов за независимость, против иностранных угнетателей. Некоторые малоизвестные прежде или забытые имена обрели новый смысл. 
Странно, что эта мода до сих пор не коснулась Пелантаро несмотря на то, что в испаноязычной Википедии он "считается стратегом мирового уровня", а его биография - шокирующий старинный триллер.

Начавшееся в 1536 году завоевание испанцами территории нынешнего Чили встретило серьезное сопротивление коренных народов. В 1553 году военный вождь народа мапуче токи Лаутаро решил изгнать испанцев, скажем так, как можно дальше. Войско мапуче под его командованием казнило испанского губернатора Педро де Вальдивию, разрушило несколько заложенных им фортов и поселений и двинулось на север, на город Сантьяго, основанный Педро де Вальдивией в 1541 году, чтобы, конечно же, сровнять его с землей. Но на полпути, в бою с испанцами на холме Чирипилко на берегу реки Матакито 29 апреля 1557 года, Лаутаро был убит, а его войско разгромлено. 

После этого испанцы довольно скоро установили контроль над территорией, ограниченной на юге рекой Био Био. Земли за Био Био, за которыми закрепилось название Араукания, они стремились колонизовать: вторгались в них с севера и с Тихоокеанского побережья, строили там новые крепости и поселения, но на их попытки насильно заставить индейцев мапуче мыть золото и работать на плантациях последние отвечали вооруженным отпором, перераставшим в настоящие войны. Благодаря токи Лаутаро эти индейцы научились обращаться не только с лошадями и с испанским стрелковым оружием, но и с АРТИЛЛЕРИЕЙ, хотя продолжали широко применять пики, болы (пращи) и военные приемы, которыми владели в доколумбову эпоху. Между реками Био Био на севере и Айсен на юге их "айарэуэ" - союзы племен, говоривших на диалектах одного языка - образовывали пять или шесть территориальных конфедераций, объединявшихся против общих врагов. 

Во второй половине XVI века в Чили сменилось много испанских губернаторов. В 1592 году этот пост занял Мартин Гарсиа Оньес де Лойола. 

На северо-западе Араукании, у подножья горного хребта Науэльбута, лежит долина Пурен - Земля Болот. В то время она представляла собой окруженную болотами лагуну со множеством островов, на которых жило племя пуренос. Испанцы предприняли нападение на Пурен, не увенчавшееся успехом. Пуренос, опасаясь повторения атак неприятеля, решили пойти в контрнаступление на располагавшуюся к северо-востоку от них испанскую крепость Анголь и для этого в декабре 1598 года избрали своим военным вождем токи Пелантаро. 

Пелантаро - испанизированное написание и произношение имени Пелон Трару - Светящаяся Каракара. (Каракара - южноамериканская хищная птица.) Год его рождения и возраст в тот момент не известны даже приблизительно. На двух найденных в Интернете современных рисунках он изображен юношей, на единственном памятнике ему у Музея Мапуче в Пурене - молодым мужчиной. 

Командовавший в крепости Анголь капитан Эрнандо де Вальехо заметил военные приготовления пуренос и отправил гонца с просьбой о подмоге к губернатору Оньесу де Лойоле, который незадолго до того прибыл с инспекцией в Арауканию и находился в городе Ла Имперьяль, южнее Анголя и Пурена. Получив тревожное известие, губернатор собрал 150 испанцев и 300 индейцев, привезенных ими из Перу. (Испанские хронисты тех лет называли их дружественными или вспомогательными индейцами, а непокоренные мапуче - бранным словом "янакона": в переводе с языка кечуа, "невольник" или "предатель".) С такими силами 21 декабря 1598 года Оньес де Лойола выступил на помощь гарнизону Анголя. 

Вечером 22 декабря отряд губернатора разбил лагерь на местности под названием Куралаба на берегу реки Лумако. Губернатор поставил часовых охранять лагерь; его бойцы отпустили пастись расседланных лошадей и завалились спать. Почему-то никто не вспомнил, что следовало послать разведку в ночной обход окрестностей. Это дало повод некоторым военным историкам считать губернатора и сопровождавших его офицеров дураками: профессиональный военный Оньес де Лойола, прослужив в Чили шесть лет, обязан был понимать, что с восставшими мапуче шутки плохи. 

На рассвете 23 декабря 1598 года 300 воинов пуренос, разделившись на три отряда под руководством Пелантаро и его заместителей (инантоки) Анканамуна (Анганамона) и Гуайкимильи, бесшумно подкрались к лагерю губернатора. Пелантаро "снял" часового и первым бросился к испанским палаткам. 

Он и его люди действовали очень быстро. Большинство испанцев и янакон перебили сонными. Один-единственный испанский солдат успел произвести один-единственный выстрел из аркебузы до того, как ему на голову обрушилась дубинка. Губернатор Оньес де Лойола, не имея времени на облачение в доспехи, схватил щит, шпагу и несколько раз взмахнул ей, сражаясь со своей неминуемой смертью. 

Хроники упоминают имена троих испанцев, выживших в "Катастрофе при Куралабе": капитана Эскаланте, солдата Бернардо де Переды, а также священника Бартоломе Переса, взятого в плен целым и невредимым и ставшего свидетелем незаурядных событий. 

Когда пленные опознали мертвого губернатора, Пелантаро, соблюдая обычай, отрубил его голову, надел ее на острие пики и созвал вождей-токи и старейшин-лонко со всей Араукании на праздник победы, разослав к ним конных гонцов-уэркэнов, которые носили с собой не только окровавленные стрелы, но и узелковые письма "прон" - аналоги "кипу" инков. 

Праздник с угощениями, танцами и песнями длился пять дней. Что должно было твориться на душе у пленного падре Переса, в Рождество созерцавшего, как Пелантаро в плаще Оньеса де Лойолы и с губернаторским позолоченным жезлом в руке распределял по справедливости среди хозяев и гостей Пуренского болота всё оружие, личные вещи, украшения и драгоценности испанцев, погибших при Куралабе?!. 

Затем встретившиеся в Пурене токи и лонко провели совет, постановивший покончить раз и навсегда с хозяйничанием и произволом испанцев на их землях и избравший Пелантаро Ньхидоль токи - Верховным токи, то есть, главнокомандующим. 

В "инаугурационной речи" перед народным собранием он поклялся жизнью исполнить свой долг, изложил в основных чертах план действий, суть которого заключалась в осаде, штурме и разрушении испанских городов и крепостей, и предупредил о "высшей мере наказания" за предательство. 

Его приказ поднять всеобщее восстание уэркэны распространили до самого южного испанского города Осорно. Большинство племен Араукании его поддержало, но без предателей не обошлось. Пикунче на северном берегу Био Био, по соседству с городом Санта Крус де Койа, основанным Оньесом де Лойолой в 1592 году там, где сейчас город Лаха, отказались примкнуть к восставшим, предпочитая испанскую власть. Надеялись, что защитят их испанцы и янаконы из гарнизона Санта Крус? Не защитили. Пелантаро внезапно нагрянул с восьмью сотнями "гвардейцев" и всё разнес. Но женщин и детей он не истреблял, а брал в плен. 

Наступать дальше на север без уверенности в поддержке местного населения было бы самоубийством, и он повернул назад. По пути к нему стали присоединяться чуть ли не все встречные мапуче, способные носить оружие. Нескольким попавшимся им на глаза маленьким испанским отрядам не поздоровилось. 

В конце февраля 1599 года Пелантаро с пополнением в 2000 человек достиг Анголя, уже захваченного его заместителем Науэльбури, и вскоре продолжил поход на юг. 

В апреле 1599 он организует осаду города Ла Имперьяль и защищавшей его крепости Бороа. Совещается с токи, на которых возлагает ответственность за взятие города и крепости, и предоставляет им очень широкие полномочия думать собственными головами и действовать по обстоятельствам; устраивает удачную засаду на коррехидора Андреса Вальенте, который погибает вместе с сорока солдатами. (Ла Имперьяль пал в 1600 году.) 

В мае-июне 1599 он с теми же целями появился у стен Вильяррики, где из одноименного озера вытекает река Тольтен. 

В ноябре 1599 года уильиче (этническая группа, преобладавшая южнее реки Тольтен) сожгли город Вальдивию. Справиться с Осорно оказалось труднее: его гарнизон, отразив атаку Пелантаро и Анканамуна 19-20 января 1600 года, оборонялся еще около двух лет. 

В феврале 1601 года в Чили прибыл новый губернатор Алонсо де Рибера, тоже профессиональный военный. Его интересовало, в частности, количество индейцев, воевавших на стороне Пелантаро, и он получил правдоподобные цифры: примерно 40000 мапуче активно участвовали в войне на пространстве от Био Био до Осорно, то есть, имели огромное численное превосходство. Он понял: его противники - не дикари, а высокоорганизованный народ во главе с талантливым полководцем. 

Осорно и Вильяррику он не спас. 7 февраля 1602 года штурм Вильяррики токи Кыминауэлем превратил ее в руины. 

Тем временем новый губернатор, дав нагоняй подчиненным за недостаток дисциплины и знаний, принялся реализовывать свою наступательную доктрину: укреплять границу на реке Био Био и постепенно перемещать ее всё южнее и южнее. Результатом его политики стало десятилетие почти не прекращавшихся пограничных столкновений. 

В 1603 году он восстановил "многострадальную" крепость Арауко - за 50 лет индейцы ее разрушали как минимум трижды. 

В 1604 - создал профессиональную армию из полутора тысяч человек, опозорившуюся при очередной карательной экспедиции в Пурен. Пелантаро выехал верхом навстречу, с группой из десяти всадников, "поприветствовать гостей". Преследуя их, испанцы увязли в болоте. 

В 1605 году вместо Алонсо де Риберы, переведенного служить в Тукуман, губернатором Чили был назначен Алонсо Гарсиа де Рамон. Он тоже отторгал земли мапуче к югу от Био Био и уничтожал их поля в приграничных районах. 31 декабря 1609 года его самого и его людей застал за этим занятием Пелантаро со своими кавалеристами. Испанцы чудом унесли ноги. В отместку мапуче совершали набеги севернее пограничной реки. 

В Википедии сказано, что Пелантаро хранил черепа Педро де Вальдивии и Оньеса де Лойолы, которые использовал как сосуды для чичи (кукурузного алкогольного напитка), а в 1608 году вернул их Алонсо Гарсии де Рамону, "демонстрируя примирение". 

По-видимому, это ошибка. Если Пелантаро так поступил в 1608 году, то по каким-то иным мотивам. В 1608 году еще не было ни намека на примирение. Наоборот, именно в том году испанцы узаконили обращение в рабство военнопленных мапуче, де факто практиковавшееся в течение всей войны. Пленные - мужчины, женщины и дети - продавались на север Чили, в Перу и даже в Испанию; многие из них от жестокого обращения погибали. 

Мирные переговоры начались в 1612 году. Не впервые в истории противоборства испанцев и коренного населения Америки. В Араукании первый мирный договор подписали в 1559 году губернатор Чили Гарсиа Уртадо де Мендоса и токи Коло Коло, но он сыграл роль короткой передышки на войне, когда ни одна из сторон не могла победить. Теперь же в борьбу за настоящий мир вступил священник-иезуит Луис де Вальдивиа (1560-1642). 

Миссионер Луис де Вальдивиа попал в Чили из Вице-королевства Перу в 1593 году. Он, в частности, изучал индейские языки. 

После "Катастрофы при Куралабе" он вступил в рискованную полемику с коллегами в сутанах, проповедовавшими ужесточение наказаний для мятежников. По мнению падре Вальдивии, чтобы положить конец войне, необходимо было отменить принудительный труд индейцев. "Ах, испанцы не хотят искоренить эту главную причину всех Арауканских войн?! Тогда пусть они покинут Арауканию и признают ее независимой страной, а арауканов-мапуче - свободным народом! Как? Узаконить границу по реке Био Био. Запретить и испанцам, и индейцам нарушать ее. Обменяться военнопленными. Лишь для католических миссионеров мапуче должны будут сделать исключение и гарантировать им право беспрепятственно посещать Арауканию." 

Падре Вальдивиа искренне верил, что постепенно индейцы добровольно изъявят желание креститься в католичество и через него проникнутся уважением к католическим монархам Испании. 

Но его идеи имели четкую финансово-экономическую подоплеку. Арауканские войны стоили Испании громадных расходов и отвлекали от более важных для нее задач и проблем. 

В 1606 году он заручился поддержкой вице-короля Перу, а в 1610-м упорный иезуит предстал со своими идеями перед королем Испании Филиппом III. После непростых дебатов король включил их в утвержденный им план оборонительной войны. 

В Чили испанцы, особенно офицеры, встретили вернувшегося падре Вальдивию отнюдь не с распростертыми объятиями. Кое-кто из них писал Филиппу III письма, предрекавшие крах оборонительной доктрины. Но бунтовать против королевской воли они не посмели, и подчинялись "через не могу". 

9 декабря 1612 года представители племен мапуче пришли на мирные переговоры в крепость Пайкави на недавно отвоеванной испанцами территории у озера Ланалуэ на северо-западе Араукании. 

Но токи Анканамун, "правая рука" Пелантаро, отказывался заключать мир из-за нанесенных ему личных обид, суть которых разные исторические источники трактуют по-разному. 

14 декабря 1612 года в долине Эликура он, возможно, в состоянии "военного психоза", нарушил закон гостеприимства, приказав своим воинам убить троих явившихся к нему миссионеров и сопровождавших их пятерых токи или лонко, и лично участвовал в расправе. 

Эта трагедия разожгла межплеменной конфликт и сорвала заключение мира. Сильно пострадал авторитет Луиса де Вальдивии. 

Где находился в то время Пелантаро (не "отметившийся" ни в Пайкави, ни в Эликуре) и как отреагировал на случившееся,- история умалчивает. Судя по всему, тогда Анканамун не был наказан. 

1616 год. В Испании - ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ. 

А на другом краю Земли маэстре де кампо (одно из высших офицерских званий в испанской армии XVI-XVII веков) Хинес де Лильо выходит с отрядом кавалеристов из крепости Арауко, выходит затемно и натыкается на засаду. Завязалась битва с внушительными потерями обеих сторон. Среди тридцати пяти пленных, захваченных людьми Хинеса де Лильо, оказался сам Пелантаро. 

И вот он сидит в крепости Лебу, затем - в крепости Насимьенто, а на свободе "гуляет" новый Ньхидоль токи Анканамун. 

Пелантаро навещают падре Вальдивиа и Алонсо де Рибера - он опять губернатор после смерти Гарсии де Рамона. Генерал и священник стараются достичь с ним мирного соглашения наподобие провалившегося в Пайкави и обращаются к индейскому полководцу как к признанному КОРОЛЮ. 
Курьез? Мелодрама? 

Араукания, или, на языке коренного населения, Уальмапу никогда не была королевством и вообще государством. В конфедерациях племен отсутствовали элементарные признаки государственности: налоговая система, полиция, суды и тюрьмы. Имущественное неравенство у мапуче было еще очень скромным. Привилегии лонко и токи не шли в сравнение с дворянскими и, тем более, с королевскими. 

9 марта 1617 года скончался Алонсо де Рибера. Его временный преемник юрист Фернандо Талаверано выпустил "по амнистии" всех пленных индейцев: "Идите с миром!" 

В 1618 году падре Вальдивию разыскал гонец от Пелантаро и поведал ему, что "король Араукании" собрал большой совет в Пурене, и его призыв к перемирию с испанцами поддержали все кроме Анканамуна, за что последнего изгнали с совета. 

О дальнейшей судьбе Пелантаро в документах тех лет и более поздних - ни слова. Скорее всего, его унесла эпидемия оспы, бушевавшая в Пурене с 1619 по 1623, и он не дожил до официального признания независимости Араукании 6 января 1641 года.
 
                        
 
 
 
 
        
 
 
  
 
Юлия ЖЕЛЕЗНЯК
 
Материал взят из сети "ВКонтакте": https://vk.com/mapudungun