Путь на сайте

Советская "диктатура" и современная "демократия". Что лучше?

 Если верить современной пропаганде, советский период иначе как «тоталитарным прошлым», «жестким коммунистическим режимом» и представить невозможно. То было время «кровавой сталинской тирании», чуть менее кровавой, но всё-таки «однопартийной диктатуры» более позднего времени, когда нельзя было сказать лишнего слова, сделать хотя бы один неодобренный высшими инстанциями жест, ну и тому подобное.

И тем не менее, я хочу высказать одну мысль, которая будет кощунственной с точки зрения современных представлений о том периоде: в советское время, и прежде всего в сталинский период уровень демократии был выше, чем в настоящее время. Советский человек был действительно хозяином своей страны, он был гораздо более свободным, чем сейчас.

В данной статье рассмотрим две формы социалистической демократии: политическую демократию – то есть участие общества в органах политического управления; и производственную демократию – участие общества в органах управления на производстве.

 

Советская политическая демократическая система в современном российском государстве подвергается критике по двум основным направлениям: отсутствие выборности одного депутата из нескольких альтернативных кандидатур и контроль за посещением избирателями участков с последующими «оргвыводами», если избиратель выборы проигнорировал.

Постоянно перемусоливая эти недостатки, нынешние хулители Советской власти не обращают внимание на положительные элементы, которые присутствовали в советской политической системе и которые с лихвой перекрывали эти «негативные моменты» (собственно говоря, негативными эти моменты назвать нельзя; это были всего лишь особенности советской демократии).

Советская политическая система опиралась на несколько положений:

1. Наказы кандидатам в депутаты от избирателей перед выборами и в процессе депутатской работы.

2. Периодические отчёты депутатов перед избирателями о выполнении наказов.

3. Наказание депутата вплоть до его отзыва в случае, если он не занимается депутатской работой.

Как же функционировала эта политическая система?

Первое. Прежде чем выдвинуть кандидатуру в депутаты, её рассматривали по партийной, производственной и административной линии в данном избирательном округе. Учитывая характер депутатской деятельности, кандидат должен был обладать высокой политической и экономической грамотностью, обладать решительным, инициативным, целеустремлённым характером, уметь общаться с людьми; он не должен был допускать аморальных поступков. Прежде всего кандидатура рассматривалась партийным, профсоюзным и хозяйственным руководителями того предприятия, откуда избирался данный кандидат. После этого она обсуждалась работниками этого производства. На данном этапе уже сами работники давали оценку этому человеку и решали, способен ли он представлять их интересы в органах власти. Здесь работники могли выразить доверие кандидату, а могли и отказать ему в доверии. Именно на этом этапе и осуществлялось настоящее избрание кандидата в депутаты, которое на последующих выборах по данному округу лишь утверждалось выбором трудящихся.

После того как кандидатура согласовывалась по всем инстанциям, наступало время предвыборных собраний на предприятиях и в иных коллективах данного избирательного округа. Цель этих собраний – познакомить жителей округа с будущим депутатом, а также дать последнему наказы избирателей. Наказ избирателей – это фактически задание депутату на его предстоящую деятельность. Наказы могли быть различными: обеспечить строительство социально-культурных объектов, добиться оснащения школы (больницы, театра и т.п.) требуемым оборудованием, решить определённые правовые, экономические, политические вопросы. Фактически наказ являлся приказом, за исполнение которого депутат нёс персональную ответственность.

Советская политическая система находилась на более высоком уровне по сравнению с капиталистической. Это касалось прежде всего того, что главный момент – выборы – проводились в несколько этапов, на каждом из которых человек оценивался по возможностям исполнять депутатскую деятельность. При этом обращалось внимание на отсутствие аморальных поступков. Утверждение человека кандидатом в депутаты, производившееся по месту работы, осуществлялось на том уровне, на котором люди знали данного человека. Если в современном обществе избиратели не имеют представления о том, за кого они голосуют (они могут знать только то, что говорит о себе данный кандидат, но они не представляют насколько эти слова соответствуют истине и что остаётся «за кадром» саморекламы буржуазного кандидата), то в социалистическом обществе утверждение кандидата осуществлялось в той среде, в которой его знали очень хорошо. Такой принцип избрания повышал уровень депутатского корпуса. Любой депутат знал, что по окончании депутатской деятельности (а также в процессе её, так как депутаты являлись неосвобождёнными) ему придётся работать в том же коллективе, который его и выдвинул, а уже там спрашивать об успехах и провалах стали бы по-настоящему.

Второе. В процессе своей деятельности депутат постоянно организовывал лично или через своих помощников приёмы граждан, на которых последние просили помочь в решении того или иного вопроса. Как и в случае с предвыборными наказами, эти просьбы фактически являлись законом для депутата. Именно по решению этих вопросов и оценивалась деятельность самого депутата. Периодически (один – два раза в год) депутат организовывал встречи со своими избирателями. На этих встречах он отчитывался о своей работе. Поскольку на встречу мог прийти любой гражданин, то общая оценка деятельности сильно зависела от того, насколько депутат успешно выполняет просьбы избирателей. В том случае, если депутат недостаточно активно защищал интересы своих избирателей, собрание давало ему негативную оценку. Это был повод задуматься об улучшении качества работы или о сложении с себя полномочий.

Третье. Но самым главным моментом являлась возможность отзыва депутата по решению избирателей в случае систематического невыполнения наказов избирателей, а также в случае допущения антиобщественных поступков. Избиратели имели право ставить вопрос об отзыве депутата. В этом случае проводилось голосование и если большинство граждан высказывалось за отзыв, то приходилось избирать нового депутата.

Данное положение является разительным контрастом по сравнению с современной выборной системой. Буржуазное законодательство вообще не предусматривает отзыва депутата в случае невыполнения наказов избирателей или их просьб. А учитывая то, что в нынешнем обществе депутаты почти всех уровней и по другим вопросам независимы от своих избирателей, получается что сейчас вообще нет никаких механизмов, которые бы предусматривали контроль со стороны общества за деятельностью депутатского корпуса. Отсюда и такие вопиющие случаи как хроническое непосещение заседаний, драки во время заседаний, наличие в депутатском корпусе бывших уголовников – то есть такие факты, которые в советском обществе не могли присниться даже в кошмарном сне.

Таким образом, в советском обществе депутат избирался в трудовом коллективе своими товарищами, отчитывался о своей деятельности перед избирателями и после окончания срока полномочий возвращался на своё рабочее место, то есть к тем, кто его выдвигал и чьи запросы он должен был удовлетворять. Именно этот механизм и обеспечивал функционирования Советской власти как подлинно народной власти, как подлинную демократию, то есть власть народа.

В буржуазном же обществе депутаты никоим образом не связаны с избирателями. Они имеют полное право не отчитываться перед избирателями, избиратели не имеют права прекратить их полномочия в случае неудовлетворительной работы. Депутаты как правило являются предпринимателями или представителями буржуазной интеллигенции – то есть людьми страшно далёкими от народа. То есть буржуазная политическая система по своему содержанию не отражает интересы основной массы народа и потому не может считаться демократической. Иными словами, буржуазная политическая система – инструмент диктатуры буржуазии.

 

Точно так же, как и в отношении политической системы, противоположны в социалистический и капиталистический периоды и производственные отношения. И в этом вопросе можно утверждать, что социалистические отношения между руководителями и подчинёнными являлись примером самой настоящей демократии, а в нынешних условиях ни о какой демократии и говорить не приходится.

В производственной области Советская власть практически с самого начала ставила вопрос об организации самоуправления на предприятиях. Этот вопрос реализовывался по-разному и со временем сложилась устойчивая система, которая состояла из двух взаимосвязанных элементов: единоначалие на предприятие, то есть руководитель имеет право приказывать подчинённым выполнять производственное задание; контроль со стороны трудового коллектива за деятельностью руководства, то есть возможность требовать от руководства решать те или иные социальные и производственные вопросы.

Советская демократическая производственная система базировалась на следующих принципах:

1. Трудовой коллектив имеет право ставить перед руководителем задачи, затрагивающие производственные, социальные и иные вопросы, решение которых требуется для улучшения производства, социальной и культурной жизни работников, а также в тех случаях, которые находятся в компетенции производственной вертикали и вызывают интерес и потребности работников.

2. Руководитель обязан выполнять поставленные работниками задачи, а также обязан периодически отчитываться перед работниками о выполнении как производственных показателей, так и решении тех вопросов, которые поднимали работники на предыдущих собраниях.

3. В случае неисполнения руководителем потребностей и запросов трудящихся, последние могли ставить перед вышестоящим руководством вопрос о снятии данного руководителя с занимаемой должности.

Советская демократическая производственная система функционировала следующим образом.

Один или два раза в год на профсоюзных и партийных собраниях руководители отчитывались перед работниками о текущей работе: выполнении производственных показателей, решении социальных вопросов. После отчёта работники имели право задавать вопросы, дополнять отчёт, критиковать руководителей по тем вопросам, которые с их точки зрения, не были выполнены или же выполнены в недостаточном объёме. Также работники могли предлагать свои способы решения задач, а также ставить те задачи, которые, по их мнению, требовалось решать. В конце собрания по предложенным задачам устраивалось голосование. Те задачи, за которые проголосовало более половины присутствующих, руководство обязано было решать.

Комплекс вопросов, которые трудовой коллектив мог предложить решать руководству, был очень велик. Прежде всего это касалось производственной деятельности. Наиболее часто появлялись предложения, связанные с рационализаторской и изобретательской деятельностью. Работники требовали внедрения новой, более прогрессивной техники, изменения устаревшей технологии работы. Критике подвергались и деловые качества руководителей. Вопросы могли возникнуть по санитарно-гигиеническому оборудованию производства, по вопросам охраны труда. Недостаточная уборка помещений, низкая (или наоборот, более высокая) температура помещений, повышенная задымлённость – всего эти вопросы ставились перед руководством. Причём руководство обязано было их решать даже в том случае, если параметры соответствовали требованиям нормативов.

Много вопросов касалось социально-культурной сферы. Строительство предприятием детских садов, яслей, школ, распределение мест в них, организация отдыха в санаториях, профилакториях, наличие путёвок в дома отдыха, турбазы и т.п. – все эти проблемы могли рассматриваться на профсоюзных и партийных собраниях; по всем этим вопросам недовольные работники могли требовать у руководства изменения ситуации. И во всех этих случаях руководители обязаны были отчитываться перед работниками о выполнении их требований.

Обычно очередное собрание начиналось с отчёта руководителя о выполнении требований работников, изложенных на предыдущем собрании. В том случае, если те или иные требования не были выполнены, работники могли поинтересоваться у руководителя о причинах невыполнения. Бывали, конечно, и объективные причины – надо понимать, что не все рядовые труженики понимали в полном объёме характер производства, взаимоотношения со смежниками и т.п. проблемы, но в том случае, если была признана вина руководителя в невыполнении требований работников, собрание имело возможность поставить перед вышестоящим руководством вопрос о наказании данного руководителя. Формально одна из причин наказания руководителя звучала примерно так: «неудовлетворение нужд и потребностей трудящихся».

Важно понимать, что рядовые работники не имели права самостоятельно наказывать руководителя. Этим достигалось единоначалие на производстве, возможность работы предприятия по единому централизованному плану. Наказание данного руководителя осуществлялось вышестоящим руководством, разумеется, в том случае, если претензии подчинённых являлись обоснованными.

Одним из примеров функционирования советской демократической производственной системы являлось снятие начальника Ленинград-Финляндского электродепо Н.П.Юрасова в 1953 году. В течении двух лет машинисты и слесаря высказывали к нему претензии и когда поняли, что критика бесполезна, обратились в вышестоящие органы, которые и удовлетворили требования работников, переведя его с понижением в другое депо.

К слову, в сталинское время не было такого понятия как «номенклатурная обойма». Любой руководитель мог оставаться на своём месте или переходить на вышестоящую должность исключительно из-за своих заслуг. В том случае, если он не отвечал требованиям данной должности, если без смущения снимали с понижением или даже переводили на рядовую работу. Тот же самый Юрасов в 1951 году был назначен начальником указанного депо с должности начальника отдела электрификации Северо-Западного округа железных дорог, то есть с большим понижением. Второй начальник депо Е.П.Кириллов, сменивший Юрасова и работавший до 1951 года начальником Ленинград-Балтийского электродепо, в 1951 – 1953 годах работал старшим приёмщиком локомотивов, то есть на значительно низшей должности. Ещё один работник депо – Л.И.Кейнянен в 40-х годах находился на руководящих должностях в Выборгском отделении и Кандалакшском электродепо, но с 1952 года работал простым машинистом.

Таким образом, советская производственная система являлась подлинно демократической. Она полностью соответствовала лозунгу партии обучения работников управлять производством. Не случайно именно в советское время широко расцвело творчество народных масс, одним из элементов которого являлось активное участие тружеников в рационализаторском и изобретательском процессе. Именно понимание того, что твои инициативы будут успешно реализованы, принесут пользу как самому изобретателю, так и его товарищам, создавало благодатную почву для роста числа рацпредложений.

Также работники активно участвовали в производственной, социальной и культурной жизни своего предприятия. Ведь они понимали, что от их активности зависит улучшение условий жизни. Но в то же время они понимали необходимость повышения своей общеобразовательной и профессиональной грамотности, ведь мало было высказать то или иное предложение, важно, чтобы оно было не только поддержано трудовым коллективом, но и могло быть реализовано, а это было возможно только в том случае, если данное предложение соответствовало возможностям развития предприятия.

Современная капиталистическая производственная система никакой демократией похвастаться не может. Даже в крупных иерархизированных производственных структурах никакой демократией и не пахнет. В некоторых таких объединениях (например, на железной дороге) по старинке руководство периодически отчитывается перед работниками о своей производственной деятельности, но уже не ведётся речи о том, чтобы работники могли потребовать от администрации выполнения чего-либо. Тем более, не может идти речь о том, чтобы руководство было наказано за невыполнение требований работников.

В ещё большей степени сказанное относится к мелким и средним частным предприятиям, на которых работник является фактически рабом, с которым хозяин может делать что угодно (зачастую даже с нарушением трудового законодательства). О каком отчёте о производственной деятельности можно говорить, если сама эта деятельность является коммерческой тайной? О каком удовлетворении потребностей работников может идти речь, если хозяин никогда не будет расходовать дополнительные деньги (фактически свою прибыль) на потребности работников, поскольку эти деньги есть часть его личного дохода?! И к тому же, в условиях наличия безработица всегда можно найти человека, который бы работал ещё больше за ещё меньшую зарплату.

Таким образом, и в производственном отношении социалистическая система являлась наиболее демократичной для подавляющего большинства работников. В отличие от современной, где работник есть по своей сути раб, не имеющий реально никаких возможностей отстаивать свои права перед хозяином предприятия.

В целом же, именно советская социалистическая система (преимущественно в сталинский период) являлась примером подлинной демократии и народовластия.       

Sape