Путь на сайте

Профсоюзная организация

Профсоюзная организация являлась самой массовой общественной организацией депо. Членами профсоюза являлись почти все работники. Формально вступление человека в профсоюз было делом добровольным. Однако самими работниками оно воспринималось как необходимость. В депо практически не было случаев, когда бы работники отказывались от членства в профсоюзной организации. Исключение составляли только неквалифицированные работники – уборщицы и т.п. Среди них процент не членов профсоюза был выше. Если же говорить об абсолютных величинах, то в конце 1951 года в депо насчитывалось 84% членов профсоюза. Их было 100 человек на 119 работников.[1]

Основная функция профсоюзов – защита интересов рядовых работников от произвола администрации в условиях социалистического государства не носила столь острого характера, как это бывает в капиталистическом обществе. Однако конфликты между руководством депо, вышестоящих органов и рядовыми трудящимися случались, и в этих конфликтах профком занимал чёткую принципиальную позицию, не давая возможности администрации «наезжать» на машинистов, слесарей и т.п. Кроме этого, в ведении профсоюза находились вопросы социального страхования, а также контроль за состоянием охраны труда и техники безопасности.

Другой важной функцией профсоюзной организации было активное участие в производственном процессе. Профком занимался обобщением и распространением передового опыта, инициатив работников. Одним из главных элементов этой работы являлось социалистическое соревнование. Оно развёртывалось между цехами, сменами, бригадами, а также между отдельными работниками. Соревнующиеся брали на себя те или иные обязательства. Регулярно, раз в месяц, подводились итоги их выполнения. Большое значение имело и обсуждение хозяйственной деятельности предприятия.

Руководил работой профсоюзной организации местный комитет. Местком организовывал всю профсоюзную работу в депо. Этот орган профсоюзной жизни депо был сформирован уже в середине октября 1951 года. Председателем был избран Григорий Илларионович Кувшинов. Формированию месткома было уделено большое внимание. Для повышения эффективности его работы, в нём была установлена высокая партийная прослойка. В 1951 году 6 членов месткома из 7 являлось коммунистами. Такая взаимосвязь между партийной и профсоюзной организациями позволяла с членов месткома спрашивать на партийном уровне.

Несмотря на это, период становления сказывался на уровне работы месткома. Г.И.Кувшинову не удалось эффективно наладить деятельность членов комитета. В этот период воспитательная работа не проводилась. Заседания комитета были посвящены практически только подведению итогов соцсоревнования. Даже сбор членских взносов правильно организован не был. За II квартал 1952 года план по сбору профсоюзных взносов депо не выполнило.

Однако невыполнение плана по сбору членских взносов скорее явилось всего лишь небольшим эпизодом в работе месткома депо. В целом, план по взносам депо выполняло стабильно. В первом квартале сбор составил 104,1%. Этот показатель был несколько ниже, чем у лидеров отделения, которые собирали по 120-150%, но всё же выше, чем многие другие предприятия, которые план вообще не выполняли. По итогам работы в квартале председатель месткома был премирован 50 рублями за хорошую оргмассовую работу. А самым успешным был IV квартал 1952 года, когда было собрано 129% членских взносов.

В феврале – марте 1952 года в депо возникла конфликтная ситуация, которая получила название «Северный блок». Этот конфликт был озвучен на заседании месткома машинистом В.Г.Парновым 8 марта 1952 года. Среди локомотивных бригад стали появляться слухи о неформальном объединении машинистов, ранее работавших на Кировской железной дороги. Работники этого блока, якобы, стали получать привилегии по сравнению с другими машинистами. Поводом к таким слухам явились несоразмерные наказания допустивших примерно одинаковые нарушения. Так, машинист Я.Д.Азаров сломал пантограф и получил выговор. А Коростылёв, работавший ранее на Кировской дороге, сжёг демпферное сопротивление и не понёс никакого наказания. Кроме этого, данные слухи подпитал и факт попытки назначить дежурного по депо П.В. Никитина на должность ТЧЗэ, хотя он не умел работать с людьми и ранее на него накладывались дисциплинарные взыскания. Несмотря на то, что конфликтная ситуация проявилась очень остро, местком не нашёл в себе сил чтобы рассудить спорщиков и тем самым погасить очаг вражды в трудовом коллективе.

В помощь местному комитету каждое подразделение депо избирало одного профгрупорга, который осуществлял профсоюзную деятельность в своём цехе. Задачи, которые стояли перед профгрупоргами, требовали избрания на эту должность смелых, инициативных и решительных работников. Они должны были качественно работать на производстве и уметь работать с людьми. Но, поскольку деятельность профгрупоргов предполагала определённый конфликт с нежелающими уплачивать членские взносы, то некоторые работники, обладающие вышеназванными характеристиками, отказывались работать в этой должности. Поэтому бывали случаи, когда на эту должность избирали человека, который по своему характеру не мог отказаться от предложения. Хорошими профгрупоргами такие люди не были.

Такая особенность, в частности, была распространена в самом начале работы депо. В этот период коллектив ещё только формировался, у работников не было возможности сразу избрать профгрупоргами достойных людей, которые имели бы желание и возможности работать в этой должности. В частности, профгрупорг заготовительного цеха Гусев только недавно окончил училище, сил ему хватало лишь на накопление производственного опыта. Поэтому вся профсоюзная работа была в целом возложена на мастера цеха. Однако это была не вина, а беда Гусева. Этот цех был практически полностью укомплектован молодыми рабочими, только пришедшими из ФЗУ. Среди них почти не было опытных производственников, которые могли бы уверенно себя чувствовать в роли цехового профсоюзного вожака. В то же время Гусев неправильно понимал задачи профорга. Он отказывался исполнять приказы мастера, занимался разложением трудовой и производственной дисциплины. Его позиция была раскритикована на заседании партийного бюро 28 января 1952 года.

Некоторые отличия существовали в выборах профгрупоргов цеха экипировки. Поскольку в этом цехе существовали неграмотные и малограмотные работницы, профгрупоргами избирались те, кто хорошо знал грамоту и соглашался вести такую общественную работу. 

Работой местного комитета была и организация рабочих собраний. На них обсуждались текущие вопросы работы всего депо или отдельных цехов, рассматривались вопросы соцсоревнования. К организации и проведению рабочих собраний должна была прикладывать руку и администрация депо. Однако на каждом таком собрании, особенно в первый период, звучала жёсткая критика в адрес руководства. По этой причине администрация ЭД-2 не испытывала большого желания проводить их. Тем более что в большинстве случаев решать острые вопросы требовалось на уровне отделения, управления дороги или же на уровне городского хозяйства. По этим причинам в 1951-1952 годах рабочие собрания проводились достаточно редко. Если оптимальная периодичность составляла один раз в месяц, то в депо они организовывались один раз в три месяца. Собрания проводились редко ещё и по той причине, что в нерабочее время не все труженики хотели оставаться на собрании, а в рабочее время по условиям работы депо не было возможности организовать такие собрания.    

Поскольку депо в первый период вынуждено было работать в неприспособленном помещении, требовалось в максимальной степени облегчить труд ремонтников. Профсоюзная организация с момента своего формирования занялась решением этого вопроса. Не ограничиваясь очерчиванием проблем внутри депо, активисты выносили их обсуждение на вышестоящий уровень. Примером может служить заседание профсоюзного комитета Ленинград-Финляндского отделения 27 декабря 1951 года. От депо на нём присутствовал председатель месткома Г.И.Кувшинов. В своём выступлении он рассказал о неудовлетворительном состоянии с охраной труда и техникой безопасности, про отсутствие исправного инструмента. На технику безопасности бригадиры и мастера не обращают внимание. Впрочем, в этом вопросе и их можно было понять. Ведь депо вынуждено было работать в таких условиях, при которых невозможно было обеспечить в полной мере выполнение всех нормативов по охране труда. Тем не менее, данный вопрос требовал решения. Активисты депо неоднократно ставили этот вопрос перед руководством отделения дороги и, в конечном итоги, им удалось добиться победы. Проблемы, связанные с неблагоустроенностью рабочих мест, были решены.

Причиной многих недостатков в работе профсоюза являлось то, что часто мероприятия проводились в обеденный перерыв или в дни технической учёбы. Такая форма проведения ограничивала возможности в постановке вопросов или в их решении. Ряд вопросов решался в спешке, без детального обдумывания, а некоторые вообще не успевали быть поставленными.

В первые годы работы депо коллективный договор на предприятии не заключался. Поэтому деятельность осуществлялась на основе договора Октябрьской железной дороги.

Колдоговор 1952 года включал в себя обязательства администрации установить 40 технически обоснованных норм выработки по отделу электрификации. Для стимулирования рационализаторской и изобретательской деятельности рабочему-автору предложения предусматривалось сохранение в течении 6 месяцев ранее действовавших расценок. Это делалось потому, что при внедрении многих рацпредложений уменьшалось время выполнения производственных операций и, соответственно, снижалась стоимость изготовления одной детали.

В области охраны труда колдоговор предусматривал обеспечение рабочих спецодеждой, спецмылом, спецмолоком и защитными приспособлениями. Сами по себе мыло и молоко ничем не отличались от обычных продуктов, а назывались специальными только потому, что выдавались по производственной необходимости.

Колдоговор определял список должностей с ненормированным рабочим днём, которые имели право на дополнительный отпуск. Дополнительный отпуск продолжительностью 12 дней предоставлялся: начальнику депо, его заместителям и главному инженеру, машинистам-инструкторам. Дополнительный отпуск от 6 до 12 суток: начальникам (мастерам) цехов, приёмщикам МПС, машинистам-инструкторам по теплотехнике, контрольным нормировщикам. Дополнительный отпуск в 6 суток имели: заведующие экипировкой локомотивов, нарядчики локомотивных бригад, не несущие сменного дежурства, освобожденные бригадиры комплексных бригад, старшие бухгалтера, техники, заведующие материальным снабжением.

Выполнение коллективного договора периодически проверялось постоянно действующей комиссией, которая формировалась из представителей администрации, местного комитета и передовых рабочих. Результаты проверок обсуждались на рабочих собраниях. Такие проверки, как правило, не выявляли каких-либо серьёзных недостатков. Однако они были необходимы для того, чтобы руководители депо не расслаблялись в этом вопросе и для того, чтобы работники депо были в курсе всего происходящего.

Как форма взаимной материальной поддержки членов трудового коллектива в 1952 году в депо была образована касса взаимопомощи. Её основная сущность заключалась в предоставлении кредита участникам кассы для тех или иных целей. Для получения кредита необходимо было в течении некоторого времени сдавать в кассу определённую сумму, как правило небольшую, примерно по 10 рублей.

Большое значение в общественной жизни депо играли профсоюзные собрания и конференции. Они собирались в первую очередь для решения производственных вопросов. В начале они проходили при высокой активности работников. Рядовые труженики затрагивали принципиальные вопросы, критиковали руководителей за допущенные ими ошибки. Это способствовало исправлению ошибок и улучшению показателей работы депо. На собраниях принимали участие все свободные от работы труженики. На конференции делегировались представители цехов в определённых пропорциях. Избирали туда наиболее активных в общественном плане работников.

В этот период собрания организовывались часто, иногда их периодичность доходила до одного раза в месяц. В цехе эксплуатации проведение профсоюзных собраний приурочивали к проведению технических занятий. Делалось это в первую очередь для удобства самих работников, у которых в этом случае больше высвобождалось времени для домашних дел.

Первым казначеем была избрана А.А.Абакумова. Однако она в этой должности оставалась недолго, поскольку через некоторое время выбыла из депо. Временно эта работа была передана Леоновой. Последняя жаловалась на очень большую загруженность на основной работе и невозможность работать в месткоме на должном уровне. Следствием этого стало то, что в течении большого срока текущий счёт в сберкассе открыт не был и местком не имел денежных средств. Поэтому для подготовки к празднованию 34-й годовщины Великого Октября пришлось обращаться за помощью в райпрофсож. Эти средства были использованы для изготовления плакатов, транспарантов и других агитационных средств. Леонова в скором времени была заменена Ланкиной.

Характерной чертой работы депо, как и всех предприятий в советский период, являлось социалистическое соревнование. Главной его целью являлось раскрытие творческого потенциала работника, повышение производительности труда, разработка и внедрение рационализаторских предложений. Система соцсоревнования создавала такие условия, при которых каждый работник стремился трудиться с максимальной отдачей, опережая своих товарищей или повышая свой вклад в трудовой процесс. При этом, в отличие от капиталистической системы, работники не являлись конкурентами друг для друга. Наоборот, они могли обеспечить рост производительности труда только в сотрудничестве друг с другом таким образом, чтобы отличный труд одного заставлял подтягиваться и других работников. Именно на такое решение были нацелены условия проведения соцсоревнования.

Соревнования посвящались различным событиям в жизни страны и депо. Наибольшее значение имели соревнования, посвящённые Великой Октябрьской социалистической революции, Первомаю. Организовывались соревнования и по подготовке к наступлению летнего или зимнего графика движения поездов.

Соцсоревнование обладало очень высокой степенью иерархии. Лучшими признавались коллективы и отдельные работники от отраслевого уровня до коллектива отдельной производственно единицы. Такая разветвлённость приводила к тому, что реально победителями во всех видах соревнования признавались от 10 до 20 процентов работников. Таким образом в соревновании фактически участвовало около половины работников предприятия. У всех у них существовали стимулы совершенствовать свою работу и добиваться более высоких результатов.

Одним из главных элементов соревнования являлись обязательства, принимаемые на себя тружениками. Они брались отдельными работниками, подразделениями депо и в целом предприятием, то есть были индивидуальными и коллективными. В обязательствах указывались цели и задачи, которые будут выполнены отдельным лицом или коллективом в целом за тот или иной срок. Соцобязательства можно условно разделить на долговременные и кратковременные. Долговременные обязательства принимались на полгода или год, кратковременные – на более короткий период, вплоть до одного месяца.

Первые договоры по соцсоревнованию были приняты в октябре 1951 года. Оно было посвящено 34-й годовщине Великого Октября. Итоги планировалось подвести 3 ноября.  Договоры были заключены на общедеповском, цеховом и бригадном уровнях. Заключались также  договоры индивидуального соцсоревнования, однако их было очень мало, даже учитывая период становления предприятия. Отсутствовали договоры на соцсоревнование у технического бюро, бухгалтерии, цеха экипировки. В целом депо не успело в достаточной степени организовать проведение этой работы, поэтому она прошла достаточно слабо.

Принимаемые обязательства по экономии материальных и топливных ресурсов требовали от работников более внимательного отношения к их расходованию. Поскольку следствием выполнения взятых обязательств являлось моральное и денежное поощрение, в их выполнении работники были непосредственно заинтересованы. К примеру, в 1951 году ремонтники обязались сэкономить 3% керосина и обтирочных материалов. Но уже по ходу реализации данного обязательства стало ясно, что данная цифра не является окон-чательной. В результате усилий всех работников была получена гораздо большая экономия.

При подведении итогов дорожного соцсоревнования среди группы электродепо за ноябрь 1951 года ЭД-2 депо завоевало I место. Столь высокую оценку удалось получить путём перевыполнения среднесуточного пробега секций на 20 км, экономии электроэнергии на 31,3%, перевыполнения задания по выдаче секций и отсутствию брака в работе.

Ленинград-Финляндское электродепо стало победителем дорожного соцсоревнования за февраль 1952 года. Оно перевыполнило соревнование по среднесуточному пробегу секций, за экономию электроэнергии, отсутствие брака в работе. С таким же результатом депо отработало и в апреле того года. Были перевыполнены не только вышеуказанные показатели, был перевыполнен план по экономии средств на эксплуатацию.

Успешное выполнение соревнования на дорожном уровне не могло скрыть проблем, стоящих перед предприятием. По многим моментам соревнование в депо проводилось формально, было пущено на самотёк. Выполнение обязательств проводилось от случая к случаю. Со стороны мастеров слабо осуществлялось руководство соревнованием, должная организаторская и воспитательная работа практически не проводилась. Но даже тогда, когда итоги соревнования подводились, передовики производства общественности не показывались, доски выполнения соревнования отсутствовали. Не было организовано сотрудничество и с инженерно-техническими работниками. В заготовительном цехе и в ЦТР не было развёрнуто соревнование по распространению передовых методов труда.

Депо было признано победителем социалистического соревнования и за апрель 1952 года. Предприятие перевыполнило задание по месячному пробегу секций, по технической скорости, экономии электроэнергии. Кроме этого, депо целый месяц проработало без брака и сэкономило средства на эксплуатацию.

Однако не все социалистические обязательства удавалось выполнить. Так, осенью 1952 года депо взяло на себя обязательства подготовить к XIX съезду ВКП(б) 80% секций для работы в зимних условиях. Однако это обязательство выполнить не удалось. Причина заключалась в том, что в депо отсутствовали требуемые для этого условия. Поэтому и подготовка к работе в зимних условиях началась с опозданием. А партийная организация, принимая данное обязательство, поверхностно оценила условия для его выполнения.

Активно проводилось социалистическое соревнование и среди отдельных работников. При этом соревновались работники одной и той же специальности. Пунктами соревнования являлись выполнение плана работы, экономия электроэнергии, отсутствие порчи и брака и т.п.

С самого начала в депо пришли труженики, которые по прежнему месту работы зарекомендовали себя как грамотные, инициативны специалисты, стремящиеся перевыполнять нормы производства. Одним из таких работников был Пётр Евдокимович Шевцов. До перехода в ЭД-2 он трудился в механической мастерской ТЧ-12. В 1949-1950 годах Шевцов со своими единомышленниками сделал свой цех образцовым. Трудясь на благо Родины, он добивался выполнения производственного плана на 254%. Другим выдающимся специалистом был машинист Иван Александрович Плинер. Ещё до войны, работая в Ленинград-Балтийском электродепо, он был одним из зачинателей стахановского движения на железнодорожном транспорте. Ещё до перехода в ЭД-2 он был награжден орденом Ленина, медалями «За трудовую доблесть», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Для выполнения своих обязательств Иван Александрович приходил зачастую на машину за несколько часа до отправления. Это был самоотверженный труд без ссылок на усталость и нехватку времени, но он и оценивался по достоинству Родиной.

Успешно выполнялось социалистическое соревнование в цехе текущего ремонта и в заготовительном цехе. В ЦТР из 15 работающих слесарей соревнованием было охвачено 11 человек. Обязательства выполнялись успешно. Лучшими в ноябре 1951 года стали аккумуляторщик П.Н.Желнов, слесарь-электрик Д.И.Миков. В заготовительном цехе работало 11 человек. Из них соревнованием были охвачены семеро. В этом цехе не имели возможности соревноваться 3 кочегара из-за отсутствия норм расходования топлива. Для подготовки из молодых рабочих высококлассных специалистов над ними было взято шефство старых работников.

По итогам социалистического соревнования за декабрь 1951 года лучшими по дороге были признаны работники ЭД-2 старший машинист сцепа Ср 689-692 Н.А.Арсеньев и его помощник Н.В.Васильев за выполнение технической скорости, перевыполнение среднесуточного пробега на 8%, отсутствие порч и браков в пути, отсутствие межпоездного ремонта, содержание сцепа в отличном культурном состоянии. Среди ремонтников победителями соревнования был признан слесарь-электрик Д.И.Миков за перевыполнение норм выработки на 80%, отличное качество работы и образцовое содержание рабочего места и инструмента. За перевыполнение норм выработки на 80%, отличное качество работы и образцовое содержание инструмента лучшим слесарем-механиком был назван А.Е.Баранов.[2]

Особо тщательным уходом за закрепленными машинами удавалось повышать нормы межремонтного пробега. Иногда локомотивные бригады работали даже в личное время. Такой труд не оставался без оплаты. По итогам 1951 года приказом начальника дороги были вручены денежные премии машинистам: Серченко Г.А. - 2517 руб., Арсеньеву Н.А. - 2377 руб., Коростылеву И.А. -203З руб., Плинеру И.А. - 2101 руб.

И в дальнейшем подведение итогов производилось по результатам работы за каждый месяц. Всего за период с ноября 1951 по июль 1952 года в дорожном социалистическом соревновании становились лучшими: токарь И.А.Мовшович - пять раз, слесарь-электрик Д.И.Миков - четыре раза, машинист И.А.Плинер, слесарь-автоматчик М.В. Гагарин, электросварщик М.В.Колунов - по три раза, машинист Я.Д.Азаров - два раза. Токарь Мовшович являлся одним из лучших работников не только по Октябрьской железной дороге, но и на всесоюзном уровне. За достигнутые успехи в соцсоревновании решением VI пленума ВЦСПС ему была вручена почётная грамота Октябрьской железной дороги.

За успешное осуществление массовых пассажирских перевозок 29 июня 1952 года были поощрены Д.И.Миков, машинист-инструктор А.Н.Романов и дежурный по депо А.С.Степанов. Им была объявлена благодарность. Микову, кроме того, была выдана премия в размере 100 рублей.

Как было принято, ко Дню железнодорожника подводились итоги социалистического соревнования. В 1952 году за успехи в деле руководства депо его начальнику Юрасову Н.П. была объявлена благодарность и выдана денежная премия в сумме 500 рублей. Денежную премию в сумме 300 рублей получил дежурный по депо Степанов С.А. Двумястами рублями были награждены машинист-инструктор Романов А.Н. и машинист Архипов В.А. По 150 рублей получили слесарь Митрофанов Н.Я., уборщицы подвижного состава Калугина Т.И. и Кулагина Т.М. Всем была объявлена благодарность. Кроме того, благодарность была объявлена дежурному по депо Тихонову И.Ф., машинистам Ночевной О.И., Савельеву О.П., Елизарову К.В., Шершнёву Ф.Д., уборщицам подвижного состава Степановой Е.И. и Волковой Д.В.

Победителями социалистического соревнования за третий квартал 1952 года стали: машинист И.Ф.Яриновский, помощник машиниста А.Б. Карпенко, слесарь-механик А.Е. Баранов, электрик И.Ф.Муляров, моторщик А.Ф.Балаев, аппаратчик П.Н.Желнов - выполнявший норму на 200%, токарь И.А.Мовшович.

В четвертом квартале того же года победителями в дорожном соцсоревновании были признаны: слесарь-электрик П.Е.Шевцов, аппаратчик П.Н.Желнов, токарь И.А. Мовшович, сварщик М.В.Колунов.

По итогам 1952 года за работу в течении всего года без единой аварии были удостоены премии МПС машинист-инструктор А.Н.Романов – 1725 руб. и машинист В.Г. Парнов – 1437 руб.

Взятые на себя социалистические обязательства по недопущению опоздания поездов машинистам приходилось порой выполнять в очень трудных условиях. И помогало здесь сотрудничество с другими работниками транспорта. Так, 19 августа 1952 года из-за задержки на Бабурином посту поезд №117 прибыл в Белоостров с опозданием в 21 минуту. Во избежание срыва обратного поезда машинист сцепа № 688-896. Д.Т.Ланев, помощник машиниста Щучко и другие работники поездной бригады и станции смогли организовать оборот поезда всего за две минуты. Из Белоострова он отправился точно по расписанию.

Качественному ремонту способствовало и высокое чувство ответственности приемщиков подвижного состава. В 1952 году за июнь месяц приказом начальника дороги была вручена премия в размере 200 рублей старшему приемщику МПС Кириллову Е.П.

Руководством отмечалась и общественно полезная работа не связанная с эксплуатацией и ремонтом подвижного состава. В августе 1952 года за активное участие в отгрузке лома черных и цветных металлов была выдана премия в размере 10 процентов мастеру цеха Пескову А.А.

В 50-е годы в Советском Союзе существовала практика координации деятельности передовиков на производстве с работой научных учреждений. Эта координация имела разные формы. Многие изобретения работников проходили теоретическое обоснование в различных институтах или наоборот, разработки научных учреждений обкатывались на том или ином предприятии. Для повышения теоретической грамотности новаторов производства научные деятели периодически выступали с лекциями и докладами на предприятиях. Темы для лекций и докладов нередко заказывали сами предприятия.

Неслучайно, поэтому, вопрос взаимодействия между передовиками ЭД-2 и научными учреждениями встал на повестку дня почти сразу же после образования депо. Уже на партийном собрании в декабре 1951 года как негативный фактор отмечалось отсутствие контактов деятелей науки предприятием. К сожалению, по вполне объективным причинам в первый год работы депо эту проблему решить не удалось. В период организационного становления предприятия все силы и средства направлялись на более важные дела, непосредственно связанные с эксплуатацией и ремонтом подвижного состава. Однако в конечном итоге такую работу удалось наладить и в дальнейшем коллектив депо осуществлял чёткое взаимодействие с ведущими научными учреждениями железнодорожного транспорта. Так, в начале 1952 года был создан технический совет, который координировал рационализаторскую и изобретательскую деятельность трудового коллектива. Возглавил техсовет инженер З.В.Ицкович. С его помощью за первое полугодие 1952 года работники депо выдвинули 31 рацпредложение. Из них было принято 24, а внедрено 11. Работники только комплексной бригады за первые 6 месяцев работы депо подали 6 предложений. Два предложения подал мастер П.А.Иванов-Вашин, по одному дали слесаря П.Н. Желнов, К.А.Сенчугов, Д.И.Миков, В.И.Фёдоров. Всего же за 1952 года рационализаторами депо было внесено 64 рацпредложения. Из них было принято 41, а внедрено на практике – 32.  В целом по отделению это был очень хороший показатель. Более успешная рационализаторская деятельность осуществлялась только в ТЧ-12.

В начальный период работы в депо отсутствовала столовая. Работники вынуждены были обедать тем, что приносили из дома. Это вызывало серьёзные нарекания, но отсутствие помещения не могло решить в полной мере этот вопрос. В 1952 году под столовую был приспособлен вагон, что в значительной степени сняло остроту вопроса.

Работа по улучшению жилищных условий проводилась в Ленинград-Финляндском электродепо с самого начала. Одновременно с электрификацией зеленогорской линии в 1950-1951 годах 2 и 6 участки 75-го строительства МПС развернули в Дюнах сооружение восьми кирпичных жилых домов для будущих работников ЭД-2. Многие работники депо сами принимали участие в строительстве, выполняя подсобные работы. Дома строились двухэтажные, по две квартиры. Они были покрыты шиферной кровлей, имели дощатые полы. Дома оборудовались центральным отоплением, водопроводом, канализацией и электроосвещением. На первом этаже в каждой квартире располагались две комнаты и одна комната – на втором этаже. Квартиры были оборудованы кухней, ванной и уборной. Санузел и ванная отделывались метлахской плиткой.

Строительство домов было завершено в короткие сроки. Первым были приняты в эксплуатацию дома № 5,6,7 с оценкой «хорошо» 17 декабря. Дом № 8 был сдан 25 декабря с такой же оценкой. Остальные дома (1-4) принимались 31 декабря.

Жильё в них выделялось семейным работникам, в первую очередь имеющим детей. В каждую квартиру заселяли по две семьи: одна на первом этаже и одна – на втором. Второй крайний дом со стороны Зеленогорска заняли: с одного крыла Плинер И.А. (на первом этаже) и Осипов М.В. (на втором); с другого крыла – Н.Кравец и Архипов В.А. В других домах посёлка жили Коростылёв И.А., Караченцев П, В.Е. и О.И. Ночёвные, Саян К.А., Суханов А, Серченко Г.Л., Вишняков.

Выделение жилья работникам депо продолжалось и в 1952 году. К лету получили отдельные комнаты Белокурова и Ковалевская. Всего за год до августа 1952 года своё жильё получили 17 работников депо. Тем не менее, жилищная проблема в депо продолжала существовать. В ноябре 1952 года на улучшении жилищных условий находилось 40 работников депо. Это порождало трудности и в производственных делах. Так, в 1952 году сложился дефицит стрелочников. Станция Ленинград-пассажирский-Финляндский могла предложить три кандидатуры, однако они проживали в Малой Вишере. При 8-часовом рабочем дне им невозможно было обеспечить нормальный режим отдыха. Однако жилищные условия у работников постепенно улучшались. За 1952 календарный год новое жилье получили более 15 работников депо.

Большую помощь в проведении воспитательной работы оказывала деповская стенгазета «Электротяговик». Она служила источником информации для работников депо о всех происходящих событиях. В ней находили отражение производственные дела, успехи и неудачи работников. Передовики производства выставлялись на всеобщее обозрение и многие гордились известностью. Стенгазета принимала активное участие в популяризации передового опыта, служила его распространению. В ней освещалась рационализаторская и изобретательская работа. Роль стенгазеты состояла в том, чтобы не только сообщать о каком-либо факте, а в том, чтобы раскрыть его причину, настроить людей на борьбу за полезный опыт работы и против недостатков. Перед стенгазетой стояла также задача по политическому воспитанию работников. Она освещала работу партийных групп и популяризировала опыт их работы.

13 октября 1951 года была утверждена редколлегия газеты, а первый номер вышел 25 января 1952 года. Её редактором стал главный бухгалтер Н.Н.Сергеев. С самого начала оформлением материалов занимался старший машинист Яков Азаров и машинист Николай Любимцев. Они также писали статьи, заметки, а Азаров, помимо этого, слагал сатирические стихи. Кроме них, в редколлегию вошли А.А.Абакумова, Владислав Варфоломеевич Зубов и Вадим Александрович Архипов.

Не только члены редколлегии занимались выпуском стенгазеты. В выпуске газеты принимали активное участие и другие работники: старшие машинисты Олег Савельев, Виктор Тернер, машинист Михаил Блохин, инженер Анна Карповна Алимпиева, старший нарядчик А.Егорова. Наиболее активными корреспондентами газеты были машинисты Г.И.Кувшинов, Н.Никитин, токарь И.А. Мовшович.

Материалы в стенгазете публиковались не только в текстовом, но и в фотографическом виде. Автором фоторепортажей являлся Пётр Караченцев. Кроме этого, в стенгазете было много рисунков. Их автором являлся Леонид Иванович Кейнянен, который обладал серьёзными творческими способностями. Он также рисовал карикатуры на нерадивых работников, а также в целом занимался оформлением стенгазеты.

Однако в первый период работы депо газета выходила с большими перерывами, главным образом по случаю праздников. Хотя за первую половину 1952 года удалось выпустить 6 номеров, однако там публиковались незлободневные материалы. Повседневные партийно-политические и хозяйственные вопросы она не отражала. Помещаемые в газету материалы были недостаточно критичными и действенными. К тому же её оформление также оставляло желать лучшего.

Деятельность газеты рассматривалась на заседании партийного бюро в декабре 1952 года. Там было отмечено, что за второе полугодие её работы была несколько снижена. Редколлегия в течении года в полном составе практически никогда не собиралась, что мешало плановости в работе. Собрания отдельных членов, преимущественно по три человека, проводилось только перед выпуском очередного номера.

Плохо организована связь редколлегии с трудовым коллективом. В депо отсутствовали рабочие корреспонденты, члены редколлегии не отвечали за конкретные участки работы. Газета мало уделяет внимания вопросам укрепления трудовой и государственной дисциплины, передачи опыта работы лучших людей. Несмотря на высказанную критику бюро отметило, что газета находится на хорошем счету, её деятельность организована лучше, чем на некоторых других предприятиях отделения дороги.

Совместно с газетой «Электротяговик» выходил и ряд приложений к ней. Осенью 1952 года был организован ежедневный выпуск листка «Молния», ответственным за выход которого был назначен дежурный по депо И.Е.Крутцов. Цель этого листка заключалась в освещении работы депо за сутки. В нём рассказывалось о наиболее успешных работников, отдельные машинисты и слесаря критиковались за недостатки.

Для выполнения поставленной задачи Крутцову были даны помощники. Однако в работе они принимали участие недостаточно. В основном, выпускать листок Крутцову приходилось самостоятельно. Разумеется, проводить огромную работу по сбору информации и оформлению листка в одно лицо было очень трудно. Поэтому «Молния» выходила не каждый день, а лишь при наличии материалов у Крутцова.

Вышестоящими профсоюзными органами для месткома депо являлись профком Ленинград-Финляндского отделения и профком Октябрьской железной дороги. Они, соответственно имели названия райпрофсож и дорпрофсож. Эти органы служили для координации работы месткомов предприятий и для контроля за их деятельностью. Профсоюзная организация депо выносила на рассмотрение этих комитетов те вопросы, которые не получалось решить внутри депо или по линии административных органов. Как правило, на заседаниях райпрофсожа и дорпрофсожа присутствовал председатель месткома депо. Однако, в зависимости от обсуждаемых вопросов, на нём могли присутствовать и члены комитета.

Примером может служить заседание райпрофсожа 27 декабря 1951 года. От депо на нём присутствовал председатель месткома Г.И.Кувшинов. В своём выступлении он рассказал о неудовлетворительном состоянии с охраной труда и техникой безопасности, про отсутствие исправного инструмента. Несмотря на то, что это являлось следствием работы в тяжёлых условиях, данный вопрос требовал своего решения. Активисты депо неоднократно ставили этот вопрос перед руководством отделения дороги и, в конечном итоги, им удалось добиться победы. Многие проблемы, связанные с неблагоустроенностью рабочих мест, были решены.

Вышестоящие профсоюзные органы занимались и производственными вопросами. Наиболее главными среди них являлось обеспечение выполнения производственных показателей и повышение производительности труда. Мероприятия, которые следовало проводить по решению данных вопросов обсуждались на заседаниях пленумов соответствующих комитетов. На 1952 год дорпрофсож включил в список организационно-технических мероприятий по повышению производительности труда в локомотивном хозяйстве ряд пунктов по совершенствованию подвижного состава и организации работы локомотивных бригад. На этой основе производилось укомплектование электросекций скоростемерами, счётчиками электроэнергии и АЛСН.[3]

На заседании президиума райпрофсожа 26 ноября 1952 года обсуждался вопрос о практике проведения производственных совещаний. Этот вопрос стоял остро на многих предприятиях отделения, в том числе и в ЭД-2. С сообщением о данном направлении работы выступил председатель месткома депо Г.И.Кувшинов. При обсуждении было вскрыто, что в депо практика проведения производственных совещаний отстаёт от потребностей. Совещания не использовались для обмена опытом работы, развёртывания критики недостатков, борьбы с нарушителями дисциплины и правил технической эксплуатации. На низком уровне продолжало оставаться качество ремонта подвижного состава. С начала года в депо было проведено 8 производственных совещаний, тогда как они должны были проводиться ежемесячно. При этом в основном совещания проводились с ремонтниками. С локомотивными бригадами они подменялись планёрками. Но даже на проводимых совещаниях не учитывались поступавшие предложения и не организовывался контроль за их исполнением.

Президиум райпрофсожа на данном заседании предложил регулярно проводить производственные совещания в цехах, бригадах, среди работников данной профессии, направить эти совещания на выполнение производственного плана и задач, поставленных XIX съездом партии по улучшению организации труда, укреплению дисциплины. Следовало установить контроль за принятыми решениями и их выполнением чтобы каждое предложение было внедрено в производства. Для этого следовало каждое совещание начинать с отчёта администрации депо по выполнению предложений предыдущего совещания. Начальнику депо было предложено завести учёт внесённых предложений и обеспечить широкую гласность их выполнения.[4]

Профсоюзный комитет Октябрьской железной дороги активно участвовал в работе по повышению безопасности движения поездов и сохранности материальных ресурсов. Он выступил инициатором в принятии подвижного состава на социалистическую сохранность локомотивными бригадами. Подразумевалось, что машинисты, материально отвечая за исправность электропоездов, будут тщательнее ухаживать ними. Также по инициативе дорпрофсожа было внедрено предложение об организации движения общественных ревизоров. Ими должны были стать лучшие машинисты, которые находясь в гуще работников, лучше руководителей смогли бы бороться за безопасность движения поездов и улучшения охраны труда.

Помимо Октябрьской железной дороги такие инициативы стали распространяться и на других дорогах страны. Однако эта инициатива не получила поддержки со стороны высшего политического руководства. Летом 1952 года ЦК ВКП(б) выступил с осуждением таких методов работы. В качестве причины явилось мнение, что подобные методы работы снимают ответственность с руководителей предприятия за состояние вверенного им государственного имущества, приводят к обезличке и нарушениям ПТЭ. Таким образом, к осени эти формы работы были свёрнуты.[5]

Райпрофсож оказывал материальную помощь работникам линейных предприятий, остро в ней нуждающихся. Как правило, заявления на матпомощь поступали в райпрофсож после рассмотрения на предприятии. Во второй половине 1951 года райпрофсож рассматривал два заявления работниц ЭД-2. В первом случае помощь в размере 100 рублей была оказана уборщице подвижного состава Зреловой, так как та имела на иждивении двоих детей. Во втором случае также 100 рублей было выплачено нарядчице Г.С.Лебедевой. Она имела на иждивении 15-летнюю сестру.

Такая же материальная помощь оказывалась и Дорпрофсожем. В начале 1952 года по ходатайству месткома депо помощь в размере 150 рублей была оказана кочегару Е.И.Ковалевской. Несколько ранее она получила 100 рублей от Райпрофсожа. Основания для выделения материальной помощи у неё были: она являлась матерью-одиночкой, на её попечении находилось двое больных детей.

Большое значение имела работа профсоюзной организации по подготовке к празднованию Всесоюзного дня железнодорожника, который проводился ежегодно в первое воскресенье августа. Этот праздник являлся промежуточным рубежом, где оценивались результаты работы предприятий, отдельных подразделений и самих работников в выполнении годовых заданий. Организация праздника проходила под непосредственным руководством со стороны профсоюзных комитетов различных уровней. Дорпрофсож и райпрофсожи принимали участие в организации выставочных стендов, устанавливаемых в ЦПКиО в период праздника, а также в других местах. Для конкретизации форм проведения праздника проводились различные совещания с участием представителей нижестоящих профсоюзных организаций. Одно из таких совещаний проводилось летом 1952 года в райпрофсоже Ленинград-Финляндского отделения, на котором участвовал и председатель месткома ЭД-2 Г.И. Кувшинов. На совещании было принято решение развернуть соцсоревнование по подготовке к Дню железнодорожника. Впрочем, соревнование являлось обязательным элементом подготовки к любому празднику.

Постановлением президиума ЦК профсоюза работников железнодорожного транспорта в июле-августе 1952 года требовалось провести на всех предприятиях общественный смотр охраны труда и техники безопасности. Для этого организовывалось изучение ПТЭ, инструкций, памяток по технике безопасности. Проводились лекции, семинары, консультации, показ технических фильмов. Смотр ставил перед собой следующие задачи: организацию и проведение массовой воспитательной работы по укреплению трудовой дисциплины, ликвидации нарушений продолжительности работы и отдыха локомотивных бригад, изучение технологических процессов внедрения передовых, наиболее безопасных и высокопроизводительных методов труда. Особое внимание обращалось на безусловное выполнение ПТЭ, инструкций и норм по охране труда и технике безопасности, проверке качества расследования случаев производственного травматизма, подробный анализ дальнейшего улучшения охраны труда и ТБ, механизацию и автоматизацию тяжёлых и трудоёмких работ, проверку исправности всего действующего оборудования.



[1] ЦГА СПб, ф.6286, оп.11, д.107, л.110

[2] ЦГА СПб, ф.6286, оп.11, д.128, л.14

[3] ЦГА СПб, ф.6286, оп.11, д.141, лл. 83, 84

[4] ЦГА СПб, ф.6286. оп.11, д.136, лл.167,168

[5] ЦГА СПб, ф.6286, оп.11, д.126, лл.138,139

Sape